Дата 09.12.2011 г.

                       

АРХЕОЛОГИЯ  В  ШКОЛЕ  БУДУЩЕГО

Последние годы для нашей страны явились большим потрясением. Особые трудности испытали и продолжают испытывать образование, культура и наука. И трудности эти связаны не только с ограниченным финансированием. Еще сложнее выйти из идеологического тупика, в котором находилась историческая наука и преподавание истории в школе. Многие десятилетия обучение велось в строгом соответствии с марксистско-ленинскими методологическими установками, без альтернативности мнений в понимании тех или иных исторических событий и процессов. Главным стержнем преподавания являлся принцип классовой борьбы. И поэтому искусственно создавался колоссальный перекос как в вузовских, так и в школьных программах в сторону новой и новейшей истории. История восстаний рабов, крестьянских войн и революций – так коротко можно озаглавить учебную литературу по истории и по сей день используемую в нашей школе.

Ни в коем случае нельзя сказать, что в преподавании истории не было положительных моментов. Однако наступило время перемен, и школа остро нуждается в иных подходах к обучению и новых темах.

В старых программах очень мало внимания уделялось истории культуры, искусства, науки и техники, были забыты многие личности, если их деятельность шла в разрез с «интересами пролетариата». А между тем, именно в этих темах открываются широкие возможности для гуманитаризации образования, для воспитания в молодом поколении лучших  человеческих качеств и чувств. Молодежь нуждается в идеалах. Ими могут стать не только революционеры.

Важное место в заполнении пустот, образовавшихся в преподавании истории, должны безусловно занять региональные исследования по археологии, этнографии, краеведению. Для этого созданы все условия. Во-первых, археология, слабо востребованная в советское время, тем не менее, накопила огромное количество материалов по всем периодам человеческой истории – от каменного века до позднего средневековья. Достижения археологии открывают неограниченные возможности для выбора тематики и отбора материала. Во-вторых, наряду с колоссальными данными о развитии материальной культуры и хозяйственной деятельности в настоящее время археология дала множество сведений по истории древних религий, искусства и, в целом, истории духовной культуры.

Оренбуржье чрезвычайно богато археологическими памятниками. За последние 20 лет экспедиции ОГПУ выявили около 3000 древних курганов, поселений, святилищ. И поиски продолжаются. Ежегодно проводятся раскопки памятников разных эпох, в результате которых накоплен большой фонд археологических находок. Они составили экспозиции областного музея  в Оренбурге. Созданы музеи во многих городах, поселках и школах. Музей в Новоорске, организованный Григорием Ивановичем Русовым, стал поистине заметным центром в культурной  жизни  не только восточного Оренбуржья, но и всего Южного Урала.

Общим итогом археологических исследований Оренбуржья последних лет является вывод о том, что историческая роль степных народов Евразии, в том числе южноуральских степняков, была гораздо более значительной, чем это считалось ранее. Это не были «задворки всемирной истории». Наоборот, сейчас археологи уверены, что на огромных степных пространствах, начиная с неолита (с VI тыс. до н.э.), от Днепра и до Алтая, сформировалась своеобразная «цивилизация», которая на всех дальнейших этапах своего развития тесно взаимодействовала с ближневосточными, европейскими и азиатскими культурами. В процессе этого взаимодействия происходил взаимообмен культурными достижениями, новыми технологиями и сырьем, распространялись такие достижения как земледелие и скотоводство, металлургия меди и железа, ремесла и многое другое. И особое значение в распространении этих достижений исполняли степные народы, так как этому способствовали открытые пространства.

Если история цивилизаций Древнего мира более известна, то мир степных культур на территории России стал открываться лишь в последние десятилетия. Выяснилось, что в VI тыс. до н.э. здесь начинает распространяться скотоводство. На стоянке у с.Ивановка в Красногвардейском районе в культурных слоях эпох неолита и энеолита археологи наряду с остатками диких животных, на которых охотились древние люди, обнаружили кости домашних овец, коров и лошади. При этом не было найдено никаких следов занятий земледелием. Аналогичные наблюдения были сделаны на многих памятниках в других областях степной зоны Восточной Европы. Вместе с развитием  и упрочением скотоводческого хозяйства постепенно формировалась общность степных культур.

К началу бронзового века, в конце IV тыс. до н.э. сложилась «ямная» культурно-историческая общность, население которой относят к древнейшему очагу индоевропейских народов. Название «ямная культура» условно. Оно придумано археологами для обозначения памятников III тыс. до н.э. На самом деле, мы не знаем, как назывался народ, оставивший нам в наследство многочисленные курганы, которые насыпались над погребениями людей, положенных в позе спящего человека на боку и обильно покрытых порошком красной охры. Но уже хорошо известно, что это был многочисленный народ, хорошо организованный и воинственный. Именно население ямной культуры впервые в истории степи освоило металлургию меди, стало развивать кочевое скотоводство, изобрело колесный транспорт (деревянные повозки) и, видимо, верховую езду.

По всему Оренбуржью рассеяны курганы. Они различны по размерам. Уже в ямное время существовала сложная иерархия в обществе, что видно из раскопок. Над погребениями вождей, жрецов и выдающихся воинов воздвигались курганы больших размеров. Курганы рядовых пастухов едва заметны над современной поверхностью земли. В погребения знати помещались дорогие вещи, в том числе медное оружие, орудия труда и украшения, красивые глиняные горшки. Интересно, что металл получали из местной руды, добываемой в Каргалинских медных рудниках, расположенных недалеко от Оренбурга.

Не бывает полевого сезона, когда бы нашей экспедицией ни открывалось что-либо неизвестное. Вот и минувшим летом велись раскопки курганов в Ташлинском районе. В одном из курганов, отличавшемся  большими размерами, находилось погребение III тыс. до н.э., т.е. ямной культуры. В глубокой могиле был погребен мужчина с ребенком. На краях ямы найдены деревянные колеса от телеги. Они были сбиты из досок и по окружности обмазаны глиной. Эта находка  позволяет сделать вывод о наличии у ямников Приуралья колесного транспорта. До сих пор подобные находки были известны только в степной части Украины и Предкавказья. Коневодство и колесо открыло людям огромные возможности в передвижении, а значит и в общении с другими народами. Сейчас уже можно считать доказанным, что эти важнейшие открытия, совершившие буквально революцию в коммуникациях, распространились по всей Евразии именно из степей Восточной Европы. В свете находок деревянных повозок становятся понятны и другие, столь часто встречаемые, находки в курганах бронзового века. Это бронзовые топоры, ножи, долота и шилья, которые могли использоваться плотниками для изготовления транспортных средств.

В последующие тысячелетия вплоть до позднего средневековья степные пространства являлись своеобразным коридором, через который прокатились многие волны кочевых народов. Вслед за ямной культурой на Южном Урале возникла «страна городов». Загадки Аркаима, Аландского и многих других городищ – современников Крито-микенской цивилизации и Вавилона, пытаются разгадать археологи. Все I тыс. до н.э. в степях Приуралья и Поволжья господствовали ираноязычные сарматы. Затем их сменили тюркоязычные народы. Поэтому говорить о прямом пути развития «степной» цивилизации невозможно. Открытость степных ландшафтов способствовала как культурному сближению населявших ее народов, так и необычайной их подвижности.

Таким образом, каждый этап истории Южного Урала неповторим. Они находят свои истоки в предшествующем времени и, в то же время, имеют продолжение в следующем периоде. Научить понимать причинность исторических явлений, рассматривать их на фоне всемирной истории – важнейшая задача преподавания истории в школе. Достичь данной цели очень сложно, но вполне возможно. Включение в школьную программу сюжетов по региональной археологии необходимо использовать как источники, которые следует исследовать вместе с учащимися, анализировать эти данные и получать возможную информацию. Подобный подход будет способствовать развитию исторического мышления и кругозора. Это тем более важно, что к древним периодам восходят многие, исключительно важные открытия в материальной и духовной культуре, а значит и многие злободневные проблемы современной общественной жизни. Специфика региональных хозяйственных систем, экологические кризисы, религиозные войны, национальная рознь и многое другое – разрешить эти вопросы без обращения к истории невозможно. Но поиск ответов на решение данных проблем должен носить правдивый характер и соответствовать достижениям науки, в том числе и археологии.

Обращение к бесценным источникам прошлых эпох должно стать поиском исторической правды и извлечения опыта, стремлением понять не только мудрость наших предков, что помогала выживать им в тяжелые времена, но и понять причины их промахов и неудач, ошибок и заблуждений.

Иначе говоря, преподавание истории и использование в нем исторических и археологических источников должно носить рациональный подход, рассчитанный на получение положительного опыта, с которым вступающее в жизнь молодое поколение будет решать насущные проблемы с пользой для общества и страны.

Однако в последнее десятилетие получил распространение другой метод в использовании археологических материалов. Речь идет о всевозможных спекуляциях на темы древней истории, когда со ссылками на археологию обосновываются националистические идеи и претензии. И тому имеется множество примеров как по всей России, так и в нашем многонациональном Оренбуржье.

Так, например, русские националисты в своих многочисленных изданиях, расходящихся по всей стране, доказывают, что ямные племена являются прямыми предками русского народа, также как арии, оставившие Аркаим. Это не так, но идеологов русского фашизма не интересует историческая правда и давно установленный наукой факт, что славяне и индоарии – две ветви индоевропейской семьи. Они пользуются незнанием древней истории, подавляющей частью населения страны, внушая достаточно опасные мысли с далеко идущими последствиями. От идей они переходят к делу, организуя хулиганские погромы, как это не раз было в Москве.

Аналогичные идеи с националистической подоплекой активно высказываются в башкирской и татарской прессе. И, что особенно поразительно, утверждения о глубокой древности башкирского этноса на Южном Урале звучат из уст самих ученых. Видимо, тем же амбициям соответствует и интерпретация знаменитых Филипповских курганов, которые в 1986-1987 гг. раскопаны археологами из Уфы в Илекском районе Оренбургской области. Богатейшая коллекция сарматского искусства (IV в. до н.э.), состоящая в основном из золотых украшений, обрела всемирную известность. Но при этом никогда не называется истинное место ее обнаружения, а всегда фигурирует определение – «достояние башкирского народа», «башкирское золото».

Активно обосновывается булгарская (татарская) принадлежность того же городища Аркаим. Пишут, будто предки булгар заселяли Волго-Уралье аж 35 тысяч лет тому назад. И это в наше время, когда в булгароведении учеными сделано так много для восстановления подлинной истории этого народа, исторический путь которого, как показывают исследования, не был столь прямолинеен. При этом никем не оспаривается значительный вклад булгарского народа в общероссийскую культуру, а, наоборот, это подтверждается всеми имеющимися археологическими материалами.

Конечно же, всякое научное звание не может претендовать на законченность. Но проблема в том, что пора отходить от  примитивных интерпретаций столь успешных за последние годы археологических изысканий. Результаты последних как раз показывают полную беспочвенность попыток доказать исторический приоритет той или иной современной народности на Урале. Попытки искать исторические корни любого современного этноса в такой глубокой древности, как бронзовый век, не только бессмысленны, но и весьма опасны, так как ведут к искажению исторической правды.

Историческая правда заключается в ином. И задача школьного образования донести эту правду до населения. Для этого необходимо наконец-то серьезно пересмотреть школьные программы по истории. В этих программах разделы по истории первобытного и раннеклассовых обществ должны занять серьезное место, а не выглядеть эпизодическими рассказами. При этом соответствующим органам образования следует приложить большие усилия для создания необходимых учебных пособий, хрестоматий и наглядности в помощь учителю.